Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Скандал в исламском семействе

ИСТОЧНИК: Консерватор (Москва) , N015

ДАТА: 25.04.2003

ЗАГОЛОВОК: Скандал в исламском семействе.

ТЕКСТ:

ТАЛГАТА ТАДЖУДДИНА СМЕЩАЮТ С ПОСТА УЖЕ В ПЯТЫЙ РАЗ

На прошлой неделе в резиденции Совета муфтиев России (СМР) московского муфтия Равиля Гайнутдина случилось событие, сильно впечатлившее журналистов, особенно плохо знакомых с мусульманской проблематикой. Корреспонденты "НГ-религий", например, озаглавили свою заметку о "Событии" так: "Страна лишилась Верховного муфтия. Талгата Таджуддина отлучили от ислама". В журналистских публикациях можно было ознакомиться с такими, например, утверждениями: "СМР под председательством Гайнутдина объявил о полном разрыве отношений с главой Центрального духовного управления мусульман России (ЦДУМ) Верховным муфтием Таджуддином... Теперь единственным реальным кандидатом на роль духовного лидера всех российских мусульман становится председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин". Могло создаться впечатление, что российские мусульмане сместили своего главу с поста за его предшествующие "экстремистские высказывания". На самом деле противники Таджуддина снимают его с должности уже раз в пятый. Весной 1994 г. все противники Таджуддина провозгласили Верховным муфтием России муфтия Татарстана Габдуллу Галиуллина (Гайнутдин тогда был на стороне Таджуддина). 27 октября 1994 г. пленум ЦЦУМ сместил Таджуддина и избрал на его место Замира Хайруллина (это решение подтвердил 1 ноября съезд, представлявший 10% приходов ЦЦУМ) - это решение поддержал Гайнутдин, незадолго до этого вышедший из ЦЦУМ после попытки Таджуддина "сместить" его с поста имама московской мечети. 25 ноября 1998 г. Гайнутдин собрал в Московской соборной мечети своих сторонников, и они подписали заявление, в котором было сказано, что "претензии Талгата Таджуддина на звание Верховного муфтия России абсолютно не оправданы ни с этической, ни с юридической стороны, его сан Верховного муфтия является самозванным и незаконно присвоенным". Через год большинство подписантов этого заявления подписали новое, напоминавшее властям о непризнании Таджуддина и о том, что активно выступающий за запрет ваххабизма Таджуддин (Гайнутдин всегда осуждал попытки принять "антиваххабитские" законы) первый открыл дорогу в РФ иностранным исламским проповедникам... Тот факт, что за одним "низложением" Таджуддина следует другое, доказывает неуспех предыдущего "свержения". Более того, в истории "низложений" были вовсе неприятные страницы: Замир Хайруллин, не сумевши взять штурмом резиденцию ЦЦУМ, 16 декабря 1994 г. покаялся и вновь признал Таджуддина Верховным муфтием: а в начале февраля 1998 г., когда стало ясно, что Шаймиев решил заменить Галиуллина на Гусмана Исхакова, покаялся перед Таджуддином и Габудулла Галиуллин.

  14 апреля 2003 г. прошло в Московской соборной мечети очередное низложение Таджуддина: его объявили лжепророком, так как "сделанное Таджуддином предсказание, что в ближайшие два-три дня один из американских авианосцев потонет, а Америки не станет, так как она распадется на пятьдесят штатов, является в этой связи лжепророчеством". Примечательно, что нынешнее "низложение" не вызвало такого энтузиазма среди российских муфтиев, как заявление 1998 г.: если то заявление СМР подписали 6 муфтиев Северного Кавказа, то теперь ни один из этих шести не присутствовал на церемонии осуждения, Кавказ представлял только муфтий Ахмад Шамаев, который, по слухам, настолько проникся антитаджуддиновским духом, что сказал: "У нас в Чечне много имамов пропало бесследно, надо, чтобы и Таджуддин также пропал". В фетве СМР сказано также следующее: "объявить, что отныне никто из мусульман не вправе совершать с Талгатом Таджуддином совместно намаз и следовать каким-либо указаниям и советам с его стороны". Это похоже на "отлучение от Церкви", но у мусульман нет "Церкви" - единой организации, которая бы определяла соответствие занимаемой должности того или иного лидера, а значит, и отлучать не от чего. Таджуддин прокомментировал решение СМР еще проще: "Это все равно, что один дворник снимает другого".

 

АВТОР: Михаил ТУЛЬСКИЙ

"Мечеть" в Домодедово

26 декабря 2002 года

«Борец с ваххабизмом» Талгат Таджуддин открывал мечеть в аэропорту «Домодедово» вместе с саудовским послом

Год назад в международном аэропорту "Домодедово" – чуть ли не единственном прилично выглядящем московском аэропорту (строительство его нового здания закончено два года назад) – была открыта православная часовня во имя во имя Архангела Михаила, после чего председатель совета директоров группы "Eastline" Дмитрий Каменщик и назначенный им директор аэропорта "Домодедово" Сергей Рудаков решили в связи с тем, что "значительная часть рейсов из аэропорта направлены Среднюю Азию, Закавказье, города РФ, где преобладает мусульманское население, Турцию, ОАЕ, предоставить вторую комнату аэропорта для открытия в ней мечети" – заявил автору автору директор аэропорта.

Собственно мечетью это можно назвать с большой натяжкой: комната, размер которой мусульмане оценивают в 35 м2, а Рудаков – 50 м2, в ней два стула и стол, на полу большой ковер и на нем еще один молельный ковер, размером вдвое или втрое меньше (оба зеленые), на стенах зеленый коврик с арабской надписью, флаг ЦДУМ, фотография какой-то мечети, а также черный коврик с арабскими буквами в портретной рамке. В углу комнаты, куда должны обращать свои взоры мусульмане при молитве – прямоугольник без рисунка с арабскими узорами по краям. В зале ожидания несколько зеленых указателей с надписью "мечеть", на двери самой комнаты также написано слово "мечеть" и приписано: "Центральное духовное управление мусульман России и европейских стран СНГ" (ЦДУМ).

По словам Рудакова, инициатива открытия мечети принадлежит аэропорту, руководство которого "обратилось к Верховному муфтию и он эту инициативу одобрил". На вопрос автора, почему руководство аэропорта обратилось именно к муфтию Талгату Таджуддину, когда в России десятки других муфтиев, Рудаков ответил, что Верховный муфтий "часто летает здесь, он одно из главных лиц мусульман России, а если Вы его увидите, то воочию убедитесь, какой это авторитетный человек".

Презентация мечети началась в 18 часов с минутами в центре зала ожидания аэропорта, рядом с новогодней елкой. Первым выступил директора аэропорта "Домодедово": "Сегодня в группе "Eastline" – довольно серьезное событие. Оно связано с нашим подходом к бизнесу. Здание аэропорта отвечает европейским стандартам. Мы решили поднять уровень своего сервиса еще выше. В европейских аэропортах есть молельные комнаты и теперь мы не отстаем от Европы и в этом. Это событие готовилось давно".

Следующим выступил председатель ЦДУМ Талгат Таджуддин: "В преддверии Нового года чего-то ждем всегда. Открытие мечети "Сафар" ("путешествие") – со стороны руководства аэропорта "Домодедово". Даже когда на подводах ездили, перед поездкой молились, а тем более перед посадкой на самолет, где люди окажутся между небом и землей… То, что здесь есть православная часовня и мусульманская мечеть – закономерно. Мусульман некоторые хотят представить как террористов, но мусульмане России совсем другие. Мы столетиями живем с православными в мире. В пути, как и в самолете, мы – мусульмане и православные – всегда вместе. У нас один Бог, один единый Бог… Этот аэропорт – самый современный, комфортабельный, а коли есть комфорт – время подумать и о душе. Если есть возможность думать о душе – это говорит о многом. Я благодарю Сергея Васильевича, и хочу вручить ему Священный Коран с переводом на русский язык. С Новым годом Вас!".

На открытие мусульманской молельной комнаты были приглашены послы 35 государств дальнего зарубежья и СНГ, представители Госдумы и Русской православной церкви. Из Госдумы и РПЦ не пришел никто, а вместо послов 35 государств выступил только один посол – посол Саудовской Аравии Мухаммед Хасан Абу аль-Вали. Это стало главной сенсацией мероприятия: Таджуддин позиционирует себя непримиримым противником ваххабизма, который является господствующей идеологией Саудовской Аравии. Талгат Таджуддин и его заместители не только неоднократно выступали с осуждением ваххабизма и обвиняли Совет муфтиев России (СМР) Равиля Гайнутдина в пособничестве ваххабитам, но и заявляли, что за это ЦДУМ подвергалось дискриминации со стороны саудовского посольства, которое в 1999 г. выделило ЦДУМ лишь 10 бесплатных путевок в хадж, а СМР – несколько сотен. "Я очень счастлив открытию мечети. Выражаю благодарность руководству аэропорта и шейху Талгату Таджуддину" – сказал саудовский посол по-арабски, оказавшись единственным выступавшим, кто назвал Верховного муфтия по имени и фамилии, поэтому переводчику было нелегко повторить ранее незнакомые для него два слова: "Талгат Таджуддин".

Следующим выступил министр и замглавы официальной делегации правительства Египта Ашраф Абдул, который подчеркнул миролюбие ислама: "Я очень благодарен руководству аэропорта и Верховному муфтию за это большое начинание – открытие мечети. Великая религия Ислама, которая призывает всех быть умеренными и терпимыми. Открытие мечети – знак доброго сосуществования народов России, которые, как и все настоящие мусульмане, не приемлют фанатизм".

Заместитель посла Киргизии Акульбек Салиев отметил, что первое в России открытие мечети в аэропорту – "знак взаимопонимания между христианами, мусульманами и людьми другой веры". Говорили, что в дипломатической делегации присутствуют также начальник исламского отдела саудовского посольства Сулейман Макуши и представитель посольства Кувейта, но они не выступали.

Следующим подошел к микрофону новый имам аэропортовской мечети 52-летний Шамиль Юнеев, родной брат имама мечети в поселке Востряково Домодедовского района Анвара Юнеева. Шамиль-хаджи не стал выступать, а только громко прочитал по-арабски молитвы, чем обрадовал несколько десятков мусульман (в основном кавказцев и среднеазиатов), окруживших плотной толпой место пресс-конференции. Примечательно, что на вопрос автора о том, кто является муфтием ЦДУМ в Московской области, Анвар Юнеев ответил: "Шейх Равиль Гайнутдин" (!). В представлении Юнеева: Таджуддин – главный муфтий, а Гайнутдин – московский, чуть ли не подчиненный Таджуддина. Стоит ли удивляться, если через несколько лет востряковская и аэропортовская мечети окажутся под контролем другого муфтия, когда Юнеевы узнают, что Гайнутдин и Таджуддин – противники…

После громогласной молитвы Шамиля Юнеева около 19 часов вся процессия двинулась в саму комнату-мечеть (Анвар Юнеев объяснил, что Мухаммед – последний Пророк, который принес с собой на землю 5 нововведений, одним их которых стало "очищение земли" – молиться Богу стало можно не только в специальных зданиях, но и везде, где угодно, поэтому мечетью можно называть не только эту комнату, но и другие помещения). Там все сняли ботинки, отчего воздух рядом с дверью несколько подпортился (тех, кто сначала не снял ботинки, это упорно склоняла сделать женщина в мусульманском платке). Мусульмане начали слушать молитву, которую читал Таджуддин, а журналисты усиленно все снимать и фотографировать.

После 20-минутной молитвы Таджуддин вышел из комнаты, где ему тут же предложил дать интервью по-арабски корреспондент "Телевидения Абу-Даби" Абдель Хамид (оказавшийся египтянином, прекрасно владеющим русским языком). Русскоязычным журналистам вместе взятым Таджуддин уделил после этого не больше времени, чем одному арабскому. Таджудидн опять повторил, что открытие команты-мечети имеет "огромное значение: когда человек готовится к полету – он вспоминает о Боге. Чем больше человек молится, тем меньше катастроф будет происходить". Российские журналисты в основном спрашивали о том, как Талгат-хазрат летает в самолетах, как себя при этом чувствует, не боится ли. "Не страшно никогда мне ни перед полетами, ни во время них. Страшно, когда у людей подлость, ненависть и зло господствуют в душе" – заявил Таджуддин и пошел вместе со своей свитой и дипломатами в VIP-зал, куда остальных присутствующих не пустили.

Михаил Тульский

http://www.portal-credo.ru/site/?act=press&type=list&press_id=4

Таджуддиновский муфтий - завскладом, гайнутдиновский на пожертвования верующих построил себе магазин

08 июля 2003, 13:26

Президент ульяновского фонда «Голос ислама», зампред ДУМ Ульяновской области ИЛЬГИЗ НАСЫБУЛЛОВ: «Таджуддин и губернатор Шаманов назначили муфтием Ульяновской области заведующего складом, не имеющего исламского образования»

Михаил Тульский: Вы утверждаете, что муфтий Ульяновской области (от ЦДУМ России во главе с Таджуддином) Савбян Сулейманов в декабре 2002 г. не избран мусульманами, а назначен сверху. В чем в реальности разница между "избранием" и "назначением", как Ваше утверждение можно доказать?

Ильгиз Насыбуллов: Как у нас по шариату положено: есть у нас махалля, то есть мечеть (на самом деле махалля – это приход, которых в одной мечети может быть несколько – М. Т.), там избирается имам, то есть самый знающий шариат и Коран. Потом на собрании мусульман из всех имамов избирается муфтий – самый знающий из всех знающих.

По Сулейманову могу сказать только одно – он был завскладом в Чердаклинском районе Ульяновской области, который принимал шерсть и шкуры всю жизнь, он официально в прессе давал интервью и говорил, что не учился нигде. У Сулейманова нет образования ни высшего, ни духовного, никакого, он не знает Коран, не знает арабский язык, его просто губернатор под воздействием Талгата Таджудддина, который себя объявил якобы всемогущим всея Руси, приказом назначил муфтием и председателем филиала Уфы…

Регионального духовного управления мусульман (РДУМ) Ульяновской области в составе ЦДУМ России…

– Да. Его ни в одной мечети не признают, ни в одну мечеть не пускают из 7 мечетей Ульяновска. Но в районах люди отсталые: в деревню приезжает, где 40 или 200 или 500 дворов стоит, где мечеть стоит, они же не будут разбираться: здравствуйте, я приказом назначен, я муфтий, дайте я у вас намаз отчитаю. Но он же не читает намаз, он сзади встает вместе с ними, молится и уходит: как он будет намаз читать вслух, когда он его не знает?

Намаз разве так трудно заучить?

– Коран надо читать, арабский язык надо знать, буквы надо знать…

– Сколько лет Сулейманову?

– Ему 66 лет.

А Фатыху Алиуллову, вашему муфтию ЦДУМ Ульяновской области сколько лет? (название "ЦДУМ области" - явная попытка Алиуллова обмануть сторонников Таджуддина, организация которого всегда именовалась "ЦДУМ России" - М. Т.)

– Фатыху – 48 лет, у него образование духовное высшее, в Бухаре учился. Сулейманов является сватом предыдущего таджуддиновского муфтия Дебердеева, на которого было возбуждено уголовное дело.

Лет 6 назад в Ленинском районе Ульяновска была выделена земля для строительства целого исламского комплекса (мечеть, медресе). Дебердеев весь этот район распродал, все земельные участки: там много работников Ленинского РУВД, сотрудников минюста – то есть уже тогда Дебердеев понимал, что рано или поздно придется к ним обратиться, чтобы его не посадили. У нас имам центральной мечети Ульяновска назначенный Таджуддином Расуль Фаткулов в 1998 г. привлекался за употребление наркотиков по 218-й статье, должен был быть привлечен к 3 годам лишения свободы, но Дебердеев и Таджуддин отправили его на учебу в Турцию. Сейчас стоит вопрос о переизбрании Фаткулова: прихожане не знали, что он судим за наркотики.

В каких городах и поселках, кроме Ульяновска, у ЦДУМ Ульяновской области Алиуллова есть приходы?

– В поселках Кулатке, Николаевке – на юге области.

Раньше противников Таджуддина в Ульяновске возглавлял Тагир Шангареев, а куда он сейчас исчез?

– Он несколько лет назад собрал деньги с прихожан, с мусульман-бизнесменов на строительство мечети, а построил двухэтажный магазин. И когда люди об этом узнали, он вынужден был уехать из Ульяновска в Москву и больше у нас не появляется. И никаких его представителей у нас теперь нет.

 

Беседовал Михаил Тульский
 


http://www.portal-credo.ru/site/index.php?act=authority&id=125

«Сторонники Гайнутдина в Перми промышляют наркобизнесом и вербовкой боевиков в Чечню»

19 декабря 2002, 18:05

ИНТЕРВЬЮ: «Сторонники Гайнутдина в Пермской области промышляют наркобизнесом и вербовкой боевиков в Чечню» - муфтий Пермский области (ЦДУМ) Мухаммедгали Хузин

Как Вы считаете, кто у пермских "гайнутдиновцев" сейчас фактический руководитель?

– Они все марионетки. Когда здесь находился Мирахмедов в качестве имама Пермской соборной мечети и заместителя полпреда ДУМЕР по работе с имамами Пермской области – такие у него полномочия от Гайнутдина были – при всей его бешеной активности, не был здесь фигурой определяющей. И он, и Галяутдинов, и Ахмедов являются марионетками. Координация их деятельности осуществляется из города Медина Саудовской Аравии, представители которой находятся и здесь, в Перми. Причем саудовцы уже своей приверженности ваххабизму не скрывают, потому что в Саудовской Аравии ваххабизм – господствующая идеология.

А Ровшан Ахмедов часто выезжает в заграничные командировки?

– Да, выезжает в Объединенные арабские эмираты, Турцию, Иран, Азербайджан, Саудовскую Аравию. Галяутдинов же за границу почти не ездит. Ахмедов часто посещает посольства вышеуказанных государств, и работа идет оттуда. Кроме того, у нас есть бумаги, показывающие, мягко говоря, их заинтересованность в работе с "Хизб-ут-Тахрир"…

С "Хизб-ут-Тахрир" сотрудничают таджики, узбеки?

– Вся эта группа, оккупировавшая соборную мечеть. В пермском аэропорту Большое Савино был в декабре 2000 г. задержан некий узбек по кличке Юсуп, экстрадирован в Узбекистан и там осужден на 12,5 лет лишения свободы (Юсуп проходил обучение в лагерях боевиков в Саудовской Аравии, обвинялся в участии в покушении на президента Узбекистана Ислама Каримова в 1999 г. – М. Т.). Этот Юсуп в течение 6 месяцев являлся активным прихожанином Пермской соборной мечети и другом господина Ахмедова. Юсуп был одним из руководителей "Хизб-ут-Тахрир".

Сколько примерно у вас сторонников, прихожан в Перми среди мусульман?

– Я знаю у той стороны человек 20 активистов, остальные рядовые прихожане, не знающие об их истинных делах. А у нас, я могу судить по тем мероприятиям, которые мы проводим: если мы проводим мероприятие на открытом пространстве в городе, то приходит до 10 тысяч человек; если в закрытом помещении, обычно в муниципальном дворце им. Свердлова, он вмещает 1110 человек, и он всегда заполнен до отказа.

Среди этих тысяч человек, какие национальности представлены?

– Мы работаем без различия национальностей: русский, китаец, татарин – нет разницы.

Русских мусульман много?

– Если в процентном отношении – то очень мало, единицы. Среди моих прихожан русских человек 10.

Галяутдинов говорит, что у них русских человек 40…

– Я сомневаюсь, в этой цифре: 4 русских у них есть, но не 40.

В Москве и других крупных городах я наблюдаю такое поветрие: некоторые молодые русские, мягко говоря, с холерическим темпераментом, которым не хватает острых ощущений в православии, принимают ислам и оказываются более радикально, более проваххабитски настроенными, чем татары или другие этнические мусульмане. У Галяутдинова и Ахмедова есть такие русские одержимые?

– Должны быть. К примеру, по общине в Чернушке, общине Зиганурова. В основном, эти люди собирают вокруг себя чеченцев и ингушей. Я 28 ноября 2002 г. был в Чернушке, встречался с главой администрации, активом нашей общины. И представители нашей общины мне рассказали, что люди Галяутиднова-Ахмедова занимались в населенных пунктах на границе Пермской области и Башкортостана вербовкой боевиков в Чечню. Этим фактом уже занимаются компетентные органы.

Это единственный случай вербовки боевиков в Чечню, с которым Вам удалось столкнуться, или подобное было и раньше?

– Пока это первый такой случай. Мы располагали информацией, в бытность здесь Мирахмедова, что группа Галяутдинова-Ахмедова имела тесные взаимоотношения через Мирахмедова с таджикской наркомафией, и не только с таджикской. Ими приобретались контрольные пакеты акций достаточно крупных для нашего региона предприятий, например, на сумму 1 млн. долларов. Я не думаю, что такие деньги зарабатывались продажей брошюр, да и капусту на эту сумму не продашь. Так что Пермская соборная мечеть им как воздух нужна: и наркомафии нужна, и организованной преступности, и пособникам боевиков. Поэтому и делайте выводы, кто такие Галяутдинов и Ахмедов – это ширма, за которой скрываются откровенные мафиози.

Как у Вас складываются отношения с пермским губернатором, мэром?

– Губернатор – это тот человек, который первым из руководителей Прикамья (он тогда был мэром), который принял меня на официальном уровне, протянул руку. Это тот человек, с которым нас связывают с 1998 г. общие цели, взаимопонимание, я его очень искренне уважаю, поддерживаю практически во всех начинаниях, мы всегда с ним поддерживаем добрые и теплые отношения, он всегда говорит: "муфтий-хазрат, не копите проблемы, возникают вопросы, пожалуйста, подходите на любом мероприятии, в коридоре меня поймаете, на конференции меня увидите, пожалуйста, подходите, задайте мне вопросы и мы будем их решать". На сегодня я не получал отказа от губернатора рассматривать ту или иную проблематику. С властями города такие же отношения, с правоохранительными структурами.

Были ли такие случаи, когда Галяутдинов, Ахмедов или Мирахмедов призывали голосовать за кого-то или против кого-то?

– На федеральный уровень они не выходили, но перед проведением выборов мэра Перми они активно агитировали за Тушнолобова (заместитель губернатора Игумнова и председатель областного Госкомимущества Геннадий Тушнолобов потратил на избирательную кампанию больше всех – до 500 тысяч долларов, но во втором туре 17 декабря 2000 г. набрал 47%, проиграв ставленнику нынешнего пермского губернатора Трутнева и главе ГУВД Аркадию Каменеву, набравшему 48,3% – М. Т.).

Вы рассказывали случай, что в феврале 1998 г. в Пермскую область приезжали люди Гусмана Исхакова и пытались вербовать местных мусульман перейти в духовное управление мусульман Республики Татарстан (ДУМ РТ). После того случая были еще попытки?

– Нет. Они пытались в Березниках зарегистрировать свою общину, но управление юстиции все эти попытки отмело на законных основаниях: оно посчитало, что ДУМ РТ и должно действовать в РТ, а не в Пермской области.

В 2000 г. Исхаков учредил Казанский муфтият как объединение ДУМ РТ и ЦДУМ Ульяновской области (не имеет отношения к ЦДУМ России) Фатыха Алиуллова, поэтому у Исхакова теперь есть юридическая база для того, чтобы присоединять к себе приходы и в других областях.

– Они как раз сейчас и осуществляют экспансию в соседние с Татарстаном регионы: Кировскую, Ульяновскую области, Мордовию. В Кировской области, Вятскополянском, Малмыжском районах они открывают свои общины. Несколько общин они уже зарегистрировали в Кировской области и Мордовии. Пытались и в Чувашии зарегистрировать, но пока у них там ничего не вышло: все-таки там позиции президента республики достаточно серьезные и он с пониманием относится к данной проблеме.

А у Вас как складываются отношения с окружающими муфтиятами, с тем же Исхаковым как складываются отношения сейчас, Вы с ним не помирились и поэтому он Вам больше не "вредит"?

– Исхакова я давно знаю в принципе. Я считаю, он здесь получил по носу, поэтому больше не суётся. У нас нету просто отношений, и не нужно. У меня дружеские отношения со всеми муфтиями соседних территорий: Свердловской, Челябинской областей, Удмуртии, Ханты-Мансийского и Ямало-ненецкого округов. А со Свердловской областью у Пермской самая большая граница, и поэтому по многим вопросам мы с Сибгатуллой-хазратом ведем совместную работу. Если получится, этим летом организуем подобие пионерского лагеря для детей Свердловской и Пермской областей. В этом году 12 июня мы в Булгар ездили совместной делегацией ЦДУМ, соединились на границе Башкортостана и Татарстана. Булгар – город в Татарстане, столица Волжской Булгарии, родина российского ислама, где ислам стал государственной религией еще в 922 году. Ежегодно туда приезжают мусульмане России. Из ДУМ РТ никто не приезжает, только из ЦДУМ.

А они не препятствуют вам, власти Татарстана?

– Препятствуют. Мы едем колонной автомобилей в сопровождении экипажа ГАИ. Едем, как и положено ехать на официальное мероприятие. В этом году на въезде в Нижнекамск нас остановили экипажи ГАИ Татарстана и сказали: "В город не въезжайте, что вы здесь потеряли, что вам надо". Мы сказали: "Мы едем по территории РФ, и в какой город мы хотим, туда и въезжаем". Заехали в мечеть, они переписали наши номера, фамилии сопровождающих нас инспекторов ГАИ. Это город Нижнекамск, центр ваххабизма.

Галяутдинов говорит о "деле Мирахмедова": даже самый паршивый мусульманин не будет в Коране наркотики держать.

– Мирахмедов самый паршивый мусульманин и есть. К примеру, тот же Мирахмедов открывал в Кунгуре вино-водочный магазин и я к нему послал нашего имама кунгурского, чтобы спросил у него и его людей: вы в Перми выступаете, что Хузин вероотступник, потому что с русскими общается, а сами в тоже время водку продаете. И Мирахмедов спокойно ответил: "Мы неверных травим". Им вот такие магазинчики нужны были, чтобы легализовать доходы от наркобизнеса.

То есть он наркотики в Коран положил, потому что думал, что там не будут искать?

– Наверно, для них же ничего святого нет. Как можно сказать: "травить неверных". Лидеры ваххабитов говорят, что наркотики можно продавать для того, чтобы вести джихад с неверными. Это кощунственно, бумерангом оно им же и вернется. И талибы все эти годы кричали, что строят государство чистого ислама, но в то же время являлись основным поставщиком героина в мире. А к талибам приезжали из-за границы им помогать, в основном, ваххабиты из арабских стран.

Галяутдинов говорит, что встречался с Вами в августе 2002 г.

– Да, было несколько встреч. Я всегда говорил: у меня двери открыты для всех. Я со всеми готов встречаться. У нас в структуре пермского муфтията на довольно высоких должностях работают те люди, которые, когда я в Пермь приехал, они не признавали меня или становились в оппозицию. Мы нашли общий язык. У меня нет никаких упреков, напоминаний. Наоборот они сами говорят: помните, мы вот так вот делали, а Вы взяли и мудро поступили с нами. К примеру, есть имам-мухтасиб, который работал против меня, а сейчас активно мне помогает. Я всем говорю, и Галяутдинову, и Ахмедову, понятно в Москве ДУМЕР, кому-то он нужен, нужен каким-то маргиналам, агентам влияния, но зачем вам этот ДУМЕР с его Гайнутдином, мы находимся в Перми, для каждого из вас работа найдется, надо строить медресе, мечети, работать. Я говорю: сдайте Гайнутдину все его бумаги, зарегистрируйте общины в составе пермского муфтията, берите себе, какие вам надо должности, работайте в единой семье. 75 приходов – мы же находим общий язык, не конфликтуем, работаем. Они говорят: нет, нам это не надо. Видимо, время еще не пришло.

Они говорят, что строят медресе в Перми, но им не дают назвать его "медресе", поэтому они его назвали "зданием ритуальных услуг". Что это такое на самом деле?

– По последней информации это здание они передали на баланс азербайджанской диаспоры, будет общественная организация размещаться. Это прилегающее к соборной мечети здание. Земля отводилась Пермской соборной мечети для строительства учебного заведения, медресе. А они по собственному желанию теперь там сделают совсем другое учреждение.

Если соборную мечеть вернут пермскому муфтияту, то и это здание вам перейдет?

– Безусловно. Если бы люди имели бы цели декларируемые, то никакой причины для раскола и недопонимания бы не было. Значит у людей другие цели и задачи.

Они говорят, что в марте 1999 г. Вам предлагали по бесплатной путевке поехать в хадж, но Вы отказались, так как перед этим Вы в одном интервью критиковали саудовцев, а в мединституте Перми учится "негр из Саудовской Аравии" (по словам Галяутдинова), который все в посольство доложил. Вы испугались, что саудовцы Вам отомстят и поэтому не поехали в хадж, считает Галяутиднов.

– Бога ради. В отличие от некоторых, я читал Коран и знаю, что Мекка и Медина там названы "городами мира", в которых никому и никогда никакого зла не желают и не делают, поэтому если бы я имел желание совершить хадж, я бы наверно поехал. Но хочу обратить внимание на другой принципиальный момент: в 1999 г. саудовское посольство давало всего 10 бесплатных путевок на все ЦДУМ (ЦДУМ тогда безраздельно принадлежали 600-700 мечетей – М. Т.) и 20 бесплатных путевок – одной Пермской соборной мечети. Вот теперь и смотрите: кто кого поддерживает и финансирует, ведь одна путевка стоит 1500 долларов и 20 бесплатных путевок – это 30 тысяч долларов. В 1999 г. мне и Верховный муфтий предлагал поехать в хадж, но я сказал: "Я для хаджа еще не созрел". Хадж – это не шоп-тур, а по состоянию души, я считаю, хадж должен быть венцом моей жизни.

Сколько обычно от вашего муфтията ездят в хадж людей в ежегодно?

– Один-два человека в год.

А Галяутдинов говорит, что у них ездят 6-7 человек в год…

– Я знаю, что у них казначей соборной мечети с женой каждый год ездит, по крайней мере, 2-3 раза он так с женой точно ездил. И сам Ровшан Ахмедов 5-6 раз ездил в хадж. А Галяутдинов съездил только один раз по той бесплатной путевке в 1999 г.

Рассмотрение дела о Пермской соборной мечети в Верховном суде когда будет?

– У меня есть телеграмма из Верховного суда, в которой сказано, что рассмотрение будет 9 декабря. Я не поеду на заседание Верховного суда, так как узнал, что явка в суд не обязательна.

Ликвидация этой религиозной организации Пермской соборной мечети в Верховном суде она будет на пользу ЦДУМ?

– Безусловно. В свое время Управление юстиции Пермской области провело соответствующие изыскания и экспертизы и выдало судебным органам документ, в соответствии с которым единственным полноправным наследником всего мусульманского добра на территории Пермской области является ЦДУМ, в том числе региональное ДУМ Пермской области в его составе. Поэтому мы являемся автоматическим преемником.

А Галяутдинов собирается приехать. Как Вы объясняете это?

– Пожалуйста, пусть приезжает.

Как Вы думаете, они собираются оказать давление на суд?

– Я глубоко убежден, что у нас в стране есть независимый суд, суд рассмотрит все аргументы, и представленные управлением юстиции, и наши аргументы, и примет вполне законное решение.

Туда отослали решение управления юстиции, ваше мнение и мнение Галяутдинова?

– Да, да.

P.S. Интервью записано 29 ноября 2002 г.

Михаил Тульский

http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=5868&type=view

Продолжение темы

"Верховного муфтия России" не пустили в мечеть

Эта статья была до неузнаваемости отредактирована Максимом Шевченко, явно симпатизировавшем (и тогда, и сейчас) ваххабитам и поддерживавшему их московскому муфтию Гайнутдину. То, что Шевченко добавил, я выделю сейчас красным (что-то он и вычеркнул, но это восстановить сейчас уже очень трудно). 

"Верховного муфтия России" не пустили в мечеть
Талгат Таджуддин опять обвинил своих противников в ваххабизме


Когда 19 января Талгат Таджуддин, называющий себя Верховным муфтием России и СНГ, попытался войти в Вырыпаевскую мечеть города Ульяновска, то его не пустили туда верующие. Сторонники Таджуддина объявили о том, что на "главного российского имама" "напали ваххабиты". По нашим временам это звучит как прямой призыв к арестам и репрессиям. Мы попытались разобраться в сложившейся неординарной ситуации.

Раскол среди мусульман Ульяновской области наметился еще в 1994 г., когда Тагиром Шангареевым была создана региональная организация "Байт Аллах", призванная стать альтернативной организацией мусульман, не желавших больше подчиняться бывшему еще с советских времен областным муфтием Аюпу Дебердееву, который, в свою очередь, подчиняется "верховному муфтию России и СНГ" Талгату Таджуддину. "Байт Аллах" сразу начал ориентироваться на Совет муфтиев России во главе с Равилем Гайнутдином.

До 1991 г. все мусульмане РСФСР в составе СССР были едины и волей-неволей признавали Верховным муфтием Талгата Таджуддина. После этого в независимой России начали возникать самостоятельные духовные управления мусульман, которые постепенно стали группироваться вокруг московского муфтия Равиля Гайнутдина. В большинстве регионов России мусульмане раскололись на сторонников Таджуддина и сторонников Гайнутдина.

Не миновал раскол и Ульяновской области, когда в ней в 1997 г. было образовано альтернативное Духовное управление мусульман Ульяновской области во главе с новым муфтием Тахиром Шангареевым, который объявил о своем подчинении Равилю Гайнутдину. В настоящее время в юрисдикции Шангареева находятся 4 мечети города Ульяновска и только 2 мечети в городе - в юрисдикции Дебердеева. В то же время в сельских районах и мелких городах Ульяновской области у Шангареева в подчинении 5, а у Дебердеева - 40 мечетей. Подчиняющийся Равилю Гайнутдину муфтий Шангареев смог объединить вокруг себя большинство мусульман города Ульяновска, но большинство мусульман в остальных городах и районах области относятся к юрисдикции Талгата Таджуддина.

Аюп Дебердеев сдавал позиции в городе отнюдь не без боя. Но борьбу против Шангареева он повел не путем проповеди среди верующих, а с помощью публикаций в прессе. Первые инициированные Дебердеевым публикации против Шангареева появились в местной татарской газете "Омет", которая потом, правда, предоставляла возможность для изложения своей точки зрения и Шангарееву. В 1998 г. в ульяновской газете "Губернские ведомости" появились статьи об опасности, исходящей от неведомых ваххабитов, которых Дебердеев пытался связать с именем муфтия Шангареева.

В это же время Шангареев организовал татарско-арабский колледж, в котором читали лекции преподаватели из Саудовской Аравии, Иордании, Туниса, Алжира и Египта (тут было пояснение, что в Саудовской Аравии, откуда приехало большинство преподавателей, государственной идеологией является ваххабизм, но Максим Шевченко это, конечно, вычеркнул - М. Т. ). Обучение в этом колледже стало престижным среди ульяновских мусульман. Многие приверженцы религии Мухаммеда, особенно молодежь, в благодарность за организованное им исламское просвещение начали переходить в подчинение к нему. Привлекательной для многих оказалась и относительная молодость Шангареева (ему сейчас 47 лет, а Дебердееву уже под 80). В числе четырех мечетей Ульяновска, которые перешли в подчинение Шангарееву после проведения соответствующих собраний прихожан, оказалась и Вырыпаевская мечеть.

Но Дебердеев неоднократно пытался вернуть мечеть в свою юрисдикцию. Последняя такая попытка была предпринята 19 января, когда Аюп-хазрат пригласил Верховного муфтия Талгата Таджуддина, приехавшего на инаугурацию нового губернатора генерала Владимира Шаманова, посетить Вырыпаевскую мечеть. Этому предшествовало организованное Дебердеевым собрание прихожан, избравшее нового имама: им стал Максут Низамов, сменивший на этом месте Ирека Шайдуллина. Было также принято решение о переходе мечети под каноническое управление Центрального духовного управления мусульман (ЦДУМ) во главе с Таджуддином.

Но во время визита Талгата Таджуддина в Вырыпаевскую мечеть выяснилось, что отнюдь не все ее прихожане согласны с решением организованного Дебердеевым собрания. Вот как рассказывает об этом муфтий Ульяновской области Аюп Дебердеев в письме новому губернатору генералу Владимиру Шаманову: "Неожиданно нагрянули около двух десятков ваххабитов. Их предводитель стал грубо оскорблять Талгата Таджуддина, угрожать ему расправой. Остальные стали призывать присутствующих изгнать из мечети делегацию Верховного муфтия. Молодой человек из их окружения исподтишка ударил одного из стариков, чем спровоцировал рукопашную схватку. С криком "Аллах Акбар" набросились на избранного имама мечети. Молодежь оттеснила делегацию от убеленных сединами прихожан и толчками выпроводила из мечети. При этом некоторые из представителей делегации получили ушибы. Старики-прихожане заявляют, что никогда не будут посещать эту мечеть". Возмущению стариков не было предела, так как в Коране указано, что необходимо уважать старших по возрасту и сану. Поэтому, считает Аюп Дебердеев, "Верховный муфтий России" должен быть вообще неприкосновенным лицом.

Распоряжение мэра Ульяновска о передаче Засвияжской мечети ЦДУМ было подписано еще летом. Для нее был избран и лояльный к Дебердееву имам. Но сторонники Шангареева не согласились с таким решением и попытались отстоять свою позицию действиями, которые муфтий Аюп-хазрат назвал "рукоприкладством". В письме к Шаманову Дебердеев отметил: "Наше общество пытаются убедить, что мусульманского экстремизма у нас, в центре России, нет и быть не может, что у нас нет ваххабитских организаций. А я знаю, что они есть. Случись у нас в регионе нечто подобное ситуациям в Чечне или в Дагестане, и они проявятся. Власти столкнутся с материально обеспеченными и идейно подготовленными экстремистскими формированиями. Поверьте, я ничуть не сгущаю краски".

 
Сторонники Шангареева называют подобные заявления клеветой и считают, что основная проблема Дебердеева в том, что он не занимался духовным просвещением верующих, а старался угодить властям. Кроме того, ульяновские сторонники Равиля Гайнутдина указывают, что Талгат Таджуддин не был избит, а его просто "не пустили в мечеть". Тагира Шангареева 19 января не было в Ульяновске, он был в Москве и никак не причастен к инциденту. Не допустила присутствия Талгата Таджуддина в Вырыпаевской мечети молодежь, которая таким образом выразила протест против попыток Аюпа Дебердеева вернуть себе эту мечеть с помощью методов, которые принято называть "доносами".

http://religion.ng.ru/facts/2001-01-31/3_mufty.html