Михаил Тульский, "Политическая аналитика" (tulskiy) wrote,
Михаил Тульский, "Политическая аналитика"
tulskiy

Categories:

Причины раскола мусульман (окон.) и Раскол в руководстве российских мусульман: 1994-2004 годы (нач.)

начало здесь

Итоги раскола 1992 года

Раскольникам не удалось завоевать позиции в Пермской и Свердловской областях (мухтасибы были смещены, и все местные общины остались у Таджуддина), но 31 августа 1992 года в Саратове учреждено межрегиональное ДУМ (мухтасибата) Саратовской, Волгоградской и Пензенской областей во главе с Мукаддасом Бибарсовым, заявившее о вхождении в ДУМ РТ. Затем Бибарсов зарегистрировал самостоятельное ДУМ Поволжья, в которое в итоге вошла лишь Саратовская область: назначенный пленумом ДУМЕС 26 августа "имамом-мухтасибом Волгоградской и Саратовской областей" Рашид Альмухаметов взял под контроль Волгоградскую область. Часть Пензенской области оказалась на стороне Бибарсова благодаря его отцу, Аббасу, который через шесть лет перевел свое Единое ДУМ Пензенской области в подчинение ДУМ Европейской части России, возглавляемое Гайнутдином. А Галимзяну Бикмуллину удалось сохранить под контролем Тюменскую область, но без округов.

"Многие думают, что с прекращением деятельности ДУМЕС прервутся отношения с нашими братьями за рубежом. Это абсурд. Недавно я был в Тюменской области, где встретил делегацию из Саудовской Аравии, наладившую контакты с местной общиной напрямую, минуя ДУМЕС. Нам поступает столько предложений по обучению в религиозных заведениях за рубежом, что мы не успеваем их рассматривать. А ДУМЕС игнорировал их: за границей учатся считанные выходцы из Башкортостана. Из Чеченской республики едут учиться сотнями, а у нас — единицы. Мы отказываться от подобных предложений не будем", — заявлял тогда Аширов.

30 сентября в Москве, во время работы Второго международного исламского форума, Галиуллин, Нигматуллин, Бибарсов, Бикмуллин, мухтасибы Крыма Саид-Джалиль Ибрагимов, Прибалтики (Эстонии) Али Харрасов и Белоруссии Измаил Александрович, имамы московской общины "Байт-аллах" Махмуд Велитов и общества "Каляметдин" г. Бугуруслана Исмагил Шангареев создали Координационный совет глав региональных ДУМ, на съезде в Казани (21 октября) переименованный в Высший координационный центр ДУМ России (ВКЦ). Был принят устав этой организации, а ее председателем стал Галиуллин. Лидеры ВКЦ явно блефовали, когда, кроме реально входивших в их организацию регионов, объявили своими сторонниками мусульман Удмуртии, Свердловской, Челябинской, Пермской и Кировской областей. Однако уже тогда они смогли перетянуть на свою сторону большинство мусульманских приходов двух ключевых территорий — Татарстана и Башкортостана. Этот подтвердил Первый съезд ДУМ РТ, проходивший 22 октября в Казани. В его работе участвовал 291 делегат от 166 приходов из 227, насчитывавшихся в Татарстане (возможно, их было больше: на конец 1991 года в республике было зарегистрировано 207 мусульманских приходов, а на 31 декабря 1992-го — 333). В совместной резолюции съезды ДУМ РТ и ВКЦ требовали передать себе здания ДУМЕС в Уфе (весь сентябрь раскольники пытались захватить их силой), обеспечить сохранность всех материально-финансовых ценностей ДУМЕС до окончания ревизии, которую проведет специальная комиссия ВКЦ (!), ходатайствовать перед госорганами о приостановке всех финансовых операций ДУМЕС, причем после ревизии все ценности ДУМЕС должны быть переданы в распоряжение ВКЦ (!). Раскольники обещали, что "приходы, которые не захотят войти в ВКЦ, но и не будут открыто поддерживать Таджуддина, смогут получить свою долю собственности ДУМЕС"(!).

"Нас поддержали все мусульманские посольства. На презентации ВКЦ были послы Саудовской Аравии, ОАЭ, Кувейта, Катара, Ливии, Ирана. Только с турецким посольством мы никакой связи не поддерживали — оно держит нос по ветру, с кем власть, с тем и работает", — вспоминает Аширов.

Ответом на объединение раскольников стал Шестой, чрезвычайный съезд ДУМЕС Таджуддина (9—10 ноября, Уфа). В его работе участвовали 738 делегатов от 522 приходов (еще 250 приходов, числящихся в ДУМЕС, делегатов не прислали, окончательно подтвердив выход из подчинения Таджуддину) и 102 гостя из Саудовской Аравии, Турции, Ирана, Пакистана и Афганистана. Приветствия съезду направили Б. Ельцин и Р. Хасбулатов. Делегаты единодушно одобрили деятельность Таджуддина и осудили раскольников. Настроение делегатов съезда выразил сам Таджуддин: "Сегодня всем людям, в том числе и верующим мусульманам, надоел раздел земли, надоел раздел нашей страны и нашего государства. Мы сейчас должны объединяться во имя наших детей и последующих поколений. Только в объединении, согласии будет стабильность нашей страны". Единственный представитель ВКЦ, бывший гостем съезда — Нигматуллин — выразил желание "пойти на мировую". На съезде ДУМ РБ, прошедшем накануне, Нигматуллин попросил освободить его от обязанностей муфтия, однако его просьбу не удовлетворили (в противном случае муфтием ДУМ РБ стал бы Аширов, что могло оттолкнуть башкирские общины, составлявшие основу ДУМ РБ). Съезд ДУМЕС принял обращение к Ельцину и Шаймиеву, а к Рахимову обращаться не стали: Таджуддин обвинял руководство Башкортостана в незаконной регистрации ДУМ республики. Прокуратура РБ усмотрела нарушение в его регистрации по устаревшим нормам, но 30 декабря ДУМ РБ получило новое свидетельство о госрегистрации, уже без нарушений.

Нынешний главный оппонент Таджуддина Равиль Гайнутдин в 1992 году выступал его твердым сторонником, осуждая раскольников. Советник Гайнутдина Фарид Асадуллин заявлял тогда, что "причина раскола ДУМЕС — стремление молодых амбициозных людей без систематического религиозного образования почувствовать себя способными создать и возглавить независимое духовное управление. К этому их подтолкнули определенные политические силы Татарстана и Башкортостана, и лучший выход для раскольников — признать ошибочность пути, по которому они пошли сами и повели своих прихожан". "В то время Гайнутдин был ярым сторонником Талгата. У Талгата сложившаяся структура, а у нас еще не было ни офисов, ни транспорта. С нами он мог потерять мечеть и ничего не приобрести. Он говорил нам: вы разрушаете Духовное управление, ничего не можете сделать и все равно вернетесь к Таджуддину, никуда вы не денетесь… А когда его уговаривали присоединиться к нам, то Гайнутдин отвечал: если бы я возглавил это, может тогда бы и принял в этом участие", — вспоминает Аширов.


К началу 1993 года на территории РФ было 1 028 мусульманских общин (без Северного Кавказа), из них примерно 550 подчинялись Таджуддину и 450 — его противникам. За прошедшие 10 лет число общин, находящихся в подчинении Таджуддина, выросло на треть, а количество общин его оппонентов (ныне объединенных в Совет муфтиев России во главе с Равилем Гайнутдином) — в 3,5 раза.


Источник: журнал "Центральная Азия и Кавказ"
Дата выпуска: 01.09.2004
Номер выпуска: 5
Заглавие: РАСКОЛ В РУКОВОДСТВЕ РОССИЙСКИХ МУСУЛЬМАН: 1994—2004 ГОДЫ

Михаил ТУЛЬСКИЙ

Выход Гайнутдина из подчинения Таджуддину

Как мы отмечали в предыдущей статье (в № 4, 2004 г.), во время наиболее крупного раскола у российских мусульман в 1992 году московский муфтий Равиль Гайнутдин был на стороне Талгата Таджуддина, который в то время возглавлял Духовное управление мусульман европейской части СНГ и Сибири. Однако уже тогда Гайнутдин общался и с "раскольниками", которые пытались перетянуть его на свою сторону: по воспоминаниям Нафигуллы Аширова, Равиль-хазрат был готов стать лидером "раскола", но отнюдь не его рядовым участником. Вскоре намерения московского муфтия вылились в конкретные действия.

29 января 1994 года собрание московских мусульман, организованное Р. Гайнутдином, постановило: "Учитывая высокий моральный и политический авторитет Исламского центра Москвы и Московской области… признавая, что благодаря усилиям руководства Исламского центра столица России стала важным духовным центром мусульман РФ, создано Духовное управление мусульман Центральноевропейского региона России (ДУМЦЕР)… Духовное управление остается неразрывной частью исламской уммы России и мыслит свою деятельность не иначе, как в строгом каноническом согласии и единении с Духовным управлением мусульман европейской части СНГ и Сибири (ДУМЕС), другими духовными управлениями России и зарубежными религиозными организациями". (Информация пресс-службы ДУМЦЕР.)

Несмотря на слова о "строгом каноническом согласии и единении с ДУМЕС", регистрация нового управления в Минюсте (23 февраля 1994 г.) открыла путь к ее выходу (эту организацию возглавил Гайнутдин) из ДУМЕС Таджуддина. 22 марта Гайнутдин провел презентацию ДУМЦЕР, в которой приняли участие Таджуддин, министры РФ А. Козырев и С. Шахрай, митрополит Питирим и главный раввин А. Шаевич. Кроме того, в адрес Гайнутдина поступили приветственные телеграммы от тогдашнего председателя Госдумы РФ Рыбкина и глав ДУМ Украины, Дагестана и Ингушетии.

Отделение ряда региональных управлений от Таджуддина вызвало резкое недовольство участников состоявшегося 15 сентября расширенного пленума Центрального духовного управления мусульман (ЦДУМ) России и европейских стран СНГ (так после перерегистрации в Минюсте 4 апреля 1994 г. стал именоваться ДУМЕС). На пленуме было принято постановление "освободить З. Шакирзянова от обязанностей имам-мухтасиба мусульман Омской области и Сибири… исключить З. Шакирзянова из состава Президиума ЦДУМ". Впрочем, столь жесткие меры Шакирзянову не навредили (5 октября 1995 г. он зарегистрировал в Минюсте РФ независимое ДУМ Сибири — Омский муфтият), но произвели впечатление на других региональных подчиненных Таджуддина.

Буквально на следующий день, 16 сентября, МВД Башкортостана передало в президиум ЦДУМ информацию о подготовке сторонников ДУМ республики к захвату резиденции Центрального духовного управления в республике, в связи с чем Таджуддин разослал всем свои муфтиям и мухтасибам телеграммы с "призывом защитить комплекс зданий ЦДУМ от угрозы захвата" (18 сентября подобную телеграмму Таджуддин отправил даже Патриарху Алексию II). Почти все они откликнулись на этот призыв и прислали в Уфу своих представителей (не отреагировали только московский и самарский муфтии).

"За неоднократное неучастие в работе пленумов ЦДУМ, а также игнорирование приглашения Президиума для защиты комплекса ЦДУМ, освободить от всех занимаемых должностей: члена президиума ЦДУМ, председателя ДУМЦЕР, второго имам-хатыба Московской соборной мечети муфтия Равиля Гайнутдинова. Утвердить вторым имам-хатыбом Московской соборной мечети Юнеева Шамиля. За игнорирование призыва президиума ЦДУМ к защите комплекса ЦДУМ от угрозы захвата вывести из состава президиума ЦДУМ председателя ДУМ Самарской области муфтия Яруллина Вагиза" — таково было решение чрезвычайного пленума ЦДУМ 21 сентября 1994 года.

Сразу же после этого московские сторонники Таджуддина Р. Валеев и братья Юнеевы предприняли попытку отстранить Гайнутдина от руководства Московской соборной мечетью (единственная мечеть, в то время подконтрольная Гайнутдину в Москве) непосредственно в ходе проповеди московского муфтия. В ответ на эту попытку уже 23 сентября 1994 года президиум ДУМЦЕР принял "единогласное решение о каноническом выходе ДУМЦЕР из состава ЦДУМ". Желая сохранить под контролем "свою" мечеть, Гайнутдин уволил из нее управляющего делами А. Бедретдинова, имам-хатыбов Р. Аляутдинова и Х. Фехретдинова, которые даже… подали иск в суд "о восстановлении на работе".

Гайнутдин установил контакты с Высшим координационным центром ДУМ России (ВКЦ), но не вошел в его состав. 31 августа 1995 года председатель ВКЦ Галиуллин и председатель ДУМЦЕР Гайнутдин подписали совместное заявление о том, что "в соответствии с законом РФ "О свободе совести" приняли решение не участвовать в предвыборной компании 1995 года в Госдуму". Но вскоре сами его и нарушили: 24 ноября состоялась встреча Гайнутдина с лидерами блока "Межнациональный союз" А. Микитаевым и А. Чуевым, на которой муфтий заявил, что мусульмане России разделяют позицию "Межнационального союза"; 6 декабря зампреды ВКЦ Аширов и Исхаков (вместе с А.-В. Ниязовым и В. Якуповым) от имени "Союза мусульман России" (не сумевшего собрать подписи для участия в выборах) призвали отдать голоса "самому умеренному, самому проверенному" (слова Аширова) избирательному объединению "Наш дом — Россия". После этого Ниязов стал советником главы фракции НДР в Госдуме С. Беляева и летал по стране на авиалайнере дочерней фирмы "Газпрома".


Создание Совета муфтиев России и его объединение с ВКЦ

1 июля 1996 года Первый меджлис (съезд) руководителей Духовных управлений мусульман России принял решение об образовании Совета муфтиев России (СМР), в который вошли ДУМЦЕР, ДУМ Татарстана Галиуллина, ДУМ Башкортостана Н. Нигматуллина, ДУМ Поволжья М. Бибарсова, Бугурусланский и Ульяновский муфтияты братьев Исмагила и Тагира Шангареевых, а также "карликовое" ДУМ Чувашии М. Архипова (к 2000 г. прекратившее свое существование). Председателем СМР был избран Р. Гайнутдин — главный организатор мероприятия. Тут же, в ходе работы, меджлис переименовали в международную конференцию "Демократия и судьбы Ислама в России", на которой Гайнутдин заявил: "Мы выступаем за продолжение курса реформ, сохранение мира и согласия. Ведь понятия "Ислам" и "демократия" полностью совместимы". За два дня до второго тура выборов президента РФ эти слова были истолкованы как поддержка Ельцина. Однако тогда же, 1 июля, Равиль-хазрат встретился с Г. Зюгановым, которого он также заверил в своей поддержке и попросил в качестве ответного жеста от имени Госдумы поддержать идею создания СМР как единого исламского органа России.

Вхождение в СМР большинства коллективных членов ВКЦ, руководство которым Г. Галиуллин в начале 1996 года передал Н. Аширову, знаменовало собой начало постепенного забвения ВКЦ. В СМР не перешли только московский имам М. Велитов (контролировавший тогда в столице Историческую мечеть), ДУМ Тюменской области Г. Бикмуллина, несколько приходов Сибири и Дальнего Востока, а также республики Марий Эл. Формально в ВКЦ входили и северокавказские ДУМ, но они всегда жили своей жизнью и не участвовали в конфликтах между татарскими муфтиями.

К тому времени Н. Аширов завязал дружеские контакты с А.-В. Ниязовым, президентом Исламского культурного центра и организатором Союза мусульман России. У них было много общего: они выходцы из Сибири (из Тобольска и Омска), принадлежали к одной этнической группе сибирских бухарцев — потомков переселенцев из Бухарского эмирата в Сибирское ханство в XV—XVI веках. 8—10 августа 1997 года Аширов организовал на своей родине (в Тобольске) Первую конференцию мусульман Сибири и Дальнего Востока, на которой было создано Межрегиональное духовное управление мусульман Сибири и Дальнего Востока. Его председателем был избран Н. Аширов ("Верховный муфтий Сибири"), заместителями — А.-В. Ниязов и Г. Бикмуллин.

Основным местом пребывания Аширова и Ниязова остается Москва, где они, принимая участие в совместных мероприятиях, постепенно сближаются с Гайнутдином. 28 января 1998 года по приглашению Союза мусульман (Ниязова, Аширова и Хачилаева) в Москву приехал лидер афро-американской организации "Нации ислама" Л. Фаррахан. На следующий день он вместе с Р. Гайнутдином участвовал в праздновании Уразы-байрам в Московской соборной мечети. А 7—9 августа того же года делегации лидеров СМР и ВКЦ вместе участвовали в работе Второй международной конференции исламского единства, почетным председателем которой был избран А. Масхадов. Через месяц, 6 сентября, они же по приглашению Масхадова приехали в Грозный на празднование 7-летия независимости Ичкерии и 238-летия шейха имама Мансура.

В итоге Гайнутдин и Аширов заключили неофициальное соглашение о разделе сфер влияния: Гайнутдин руководит мусульманскими приходами европейской России (за исключением автономных республик), Аширов — азиатской (Урал, Сибирь, Дальний Восток). В ноябре — декабре ДУМ Аширова переименовывали в ДУМ азиатской части России (ДУМАЧР), а ДУМЦЕР Гайнутдина — в ДУМ европейской части России (ДУМЕР). Приходы ВКЦ в европейской части передают ДУМЕР, а обращающихся к Гайнутдину мусульман азиатской части направляют к Аширову. В результате объединения Аширова с Гайнутдином первый потерял часть своих союзников. Сначала откололся Велитов (он перешел в ДУМ Сибири Баязитова, который построил для него мечеть в московском районе Отрадное), а 15 октября 1999 года — тюменский ДУМ Бикмуллина. Ни Велитов, ни Бикмуллин до сих пор в СМР не вошли.

23—25 ноября 1998 года в Москве состоялось совместное заседание СМР и ВКЦ, где было принято решение о вхождении ВКЦ в СМР (юридически ВКЦ ликвидирован Минюстом РФ летом 2002 г.) и совместное заявление "по поводу необоснованных претензий Талгата Таджуддина… чей сан "Верховный муфтий России" является самозванным и незаконно присвоенным". Это заявление подписали Гайнутдин, Аширов, Нигматуллин, Бибарсов, Архипов, братья Шангареевы, новый муфтий Татарстана Г. Исхаков, муфтии Адыгеи Э. Шумафов, Ингушетии М. Албогачиев, Кабардино-Балкарии Ш. Пшихачев, Карачаево-Черкессии И. Бердиев, Северной Осетии Д. Хекелаев, заммуфтия Дагестана Х. Бацаров, а также муфтии входящих в ДУМЕР Пензенского, Нижегородского и Ростовского ДУМ. 24 ноября участники этого заседания организовали встречу с лидером Народно-патриотического союза России и Компартии Г. Зюгановым и председателем исполкома НПСР В. Зоркальцевым. Кстати, она состоялась в то время, когда либеральные СМИ резко осуждали КПРФ за антисемитские высказывания Макашова, а Б. Березовский и Е. Гайдар требовали запрета КПРФ.


Создание М. Шаймиевым "своего" ДУМ в Татарстане и подчинение ему всех мечетей республики

После образования независимого ДУМ Татарстана президент республики М. Шаймиев поддерживал дружеские отношения с Таджуддином, но в то же время не мог не радоваться образованию в независимом Татарстане независимого ДУМ и "перенесению" столицы российского ислама из Уфы в Казань с образованием ВКЦ во главе с муфтием Татарстана.

Муфтий Г. Галиуллин зарекомендовал себя энергичным, активным и даже агрессивным человеком, а "таджуддиновцы" — казанский мухтасиб Г. Саматов и муфтий ДУМ Татарстана (в составе ЦДУМ) Г. Зиннатуллин слывут его полной противоположностью. Сменивший Зиннатуллина (19 ноября 1997 г.) на посту муфтия республики "таджуддиновец" Ф. Салман (Хайдаров) прямо называет предшественника "человеком бездеятельным и инфантильным", хотя он "читает хорошо и у него красивый голос". Стоит ли удивляться, что в 1993—1994 годах число приходов, находящихся в подчинении Галиуллина, более чем удвоилось, а в подчинении Таджуддина осталось неизменным.

Не найдя нового лидера за пределами Татарстана, администрация М. Шаймиева обратила внимание на первого заместителя Г. Галиуллина, более мягкого и умеренного Г. Исхакова, мать которого хорошо знакома с Х. Низамовым (в 1991—1997 гг. он был главой Аппарата Президента республики М. Шаймиева). Нового лидера логично было искать в структуре ДУМ РТ, так как, согласно данным Совета по делам религий, на декабрь 1997 года из 769 мусульманских приходов Татарстана 599 принадлежали ДУМ РТ, 60 — ЦДУМ, 110 — числились независимыми, однако часть из последних на самом деле входили в ЦДУМ. (Видимо, эти данные включают и приходы, к тому времени еще не прошедшие регистрацию, так как на конец 1997 г. в республике насчитывалось 695 зарегистрированных приходов.)

По инициативе М. Шаймиева 14 февраля 1998 года в Казани состоялся Объединительный съезд мусульман Татарстана (М. Шаймиев его и открывал). Предварительно руководители местных администраций провели соответствующую разъяснительную работу с делегатами съезда (их доставляли в Казань на государственных автобусах), подавляющее большинство которых проголосовало за Г. Исхакова. Он получил 430 голосов (всего прибыло на съезд 718 делегатов, а должно были приехать не менее 762). Г. Галиуллин — 111, Ф. Салман — 53, М. Залялетдинов (мухтасиб Казани, ДУМ РТ) — 35, К. Бикчентаев (ЦДУМ) — 34, Г. Зиннатуллин — 27.

В соответствие с новым законом "О свободе совести и религиозных объединениях РФ" Минюст Татарстана зарегистрировал (4 марта 1998 г.) ДУМ республики во главе с Исхаковым, юридически лишив Галиуллина статуса муфтия и главы ДУМ республики. На первом пленуме нового ДУМ (он состоялся 18 марта) муфтии Ф. Салман и Г. Галиуллин объявили о передаче всех имущественных и неимущественных прав своих духовных управлений Объединенному управлению Исхакова: Габдулла-хазрат избран председателем Совета улемов, а Фарид-хазрат возглавил Комиссию по изданию религиозной литературы объединенного ДУМ РТ. "Они признали меня муфтием, сдали печати, уставы, а через год вышли из ДУМ РТ, но уже без печатей и без уставов", — с иронией вспоминает Гусман-хазрат. Сразу после выхода Галиуллина и Салмана был разработан новый закон РТ "О свободе совести и о религиозных объединениях", подписанный М. Шаймиевым 21 июля 1999 года. Пункт 5-й статьи 10-й данного документа гласит: "Мусульманские религиозные организации в РТ представляются и управляются одной централизованной религиозной организацией — ДУМ РТ". Ф. Салман обращался сначала в местные суды, а затем и в Конституционный суд России, который в июле 2001 года отменил этот и другие пункты данного закона, как не соответствующие Конституции РФ. Однако это не помогло зарегистрировать в Татарстане филиал ЦДУМ: его противостояние с ДУМ РТ закончилось тем, что 19 октября 2001 года Ф. Салмана отстранили от мечети "Булгар". Он был вынужден уехать в Москву, а в сентябре 2002 года получил от Таджуддина назначение в Ямало-Ненецкий округ. В соответствии с упомянутым законом все мечети республики перерегистрированы в составе ДУМ РТ Исхакова: обычно глава района просто брал документы у местного муллы и передавал их в Казань на перерегистрацию. Если прежде депутат Госсовета РТ Ф. Шаймарданов смог зарегистрировать свой ДУМ-ханафитов с четырьмя приходами в Набережных Челнах, то после утверждения этого закона ни один мусульманский приход не был зарегистрирован вне ДУМ РТ. Сейчас все мусульманские приходы республики (кроме этих четырех) входят в ДУМ Исхакова.

Другой оппонент Г. Исхакова — Г. Галиуллин (женат на родной сестре Исхакова) — помирился с Гусман-хазратом в начале 2002 года, а уже на Втором съезде мусульман РТ (2 февраля 2002 г.) сидел в президиуме и голосовал за Исхакова. Вообще голосование на этом съезде проходило довольно примечательно: в отличие от 1998 года, оно не было тайным и весь зал (из 625 избранных делегатов присутствовали 578) дружно поднял руки "за" Исхакова, то есть после вопросов "кто против" и "кто воздержался" не было обнаружено ни одной поднятой руки, в связи с чем альтернативные кандидатуры Х. Салихжана и К. Бикчентаева на голосование даже не поставили. Однако 7 февраля, при повторном просмотре видеозаписи съезда, обнаружили, что один делегат проголосовал "против"… К тому же и делегатов на съезд выбирали весьма своеобразно: по 2 представителя от 3 приходов. В. Якупов (первый заместитель Исхакова) объяснил это тем, что в Татарском драматическом театре (где проходил съезд) только 744 места. Но возможно и другое объяснение: не послать делегатов могли как раз от той трети приходов, которые в 1998 году проголосовали "не так".


Борьба за близость к В. Путину

После того как Б. Ельцин (9 августа 1999 г.) назвал фамилию человека, которого он хотел бы видеть своим преемником на посту главы государства, муфтии начали борьбу за будущего президента. Первым, уже 21 августа, с В. Путиным сумел встретиться Гайнутдин, чтобы обсудить "пути достижения мира и согласия на Северном Кавказе". "Исламское духовенство России будет поддерживать мусульман Дагестана, ведущих борьбу с агрессорами. Люди, которые вошли в республику с оружием, не имеют никакого отношения к защите принципов ислама", — заявил журналистам Гайнутдин.

27 августа в Чувашии Таджуддин сказал: "…несмотря на усиление влияния ряда зарубежных мусульманских и арабских стран на Северном Кавказе, где сейчас идет финансирование и насаждение религиозного экстремизма, правоверные мусульмане России абсолютно не воспринимают религиозный экстремизм, тем более такую его опасную разновидность, как ваххабизм. Более чем четырехвековой опыт совместного добрососедского проживания в России с представителями других традиционных конфессий помог нам найти тот золотой стержень взаимоуважения, который сдерживает проявления ваххабизма". Смысловая разница очевидна: Таджуддин не просто "поддерживает и одобряет" (как Гайнутдин), но и указывает на "корень зла".

9 сентября в резиденции Гайнутдина состоялось расширенное заседание СМР совместно с муфтиями Чечни, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Адыгеи и Дагестана. Выяснилось, что по ряду параметров позиции гайнутдиновцев и северокавказцев не совпадают: "Мы призывали сесть за стол переговоров, чтобы попытаться прекратить кровопролитие, но, к сожалению, некоторые муфтии Северного Кавказа выступали резко против этого, они считают, что надо вести войну до конца" — так описал эти противоречия сопредседатель СМР Г. Исхаков, добавив в отношении молодых чеченских боевиков: "Когда эти 15—16-летние мальчики успели стать бандитами? Их не надо называть бандитами, их просто надо наставить на истинный путь". Однако на прошедшей в этот же день встрече муфтиев СМР и Северного Кавказа с В. Путиным на эти разногласия внимания не обратили.

К тому же гайнутдиновцы сумели первыми поддержать выдвижение В. Путина в президенты страны. Так, 26 января 2000 года "Рефах" А.-В. Ниязова подготовило заявление, призывавшее мусульман, буддистов, представителей других традиционных конфессий России проголосовать 26 марта за В. Путина. В заявлении, в частности отмечалось, что он сумеет защитить право всех народов России жить в соответствии со своими духовными ценностями и национальными традициями, сумеет добиться прочного и долговременного мира на Кавказе. 15 марта состоялась третья встреча Гайнутдина с В. Путиным, в начале которой муфтий подарил ему кинжал, а кандидат в президенты отметил, что культура России "многоукладна, как и экономика", добавив, что специально пригласил на встречу министра-мусульманина Ф. Газизуллина — главу Минимущества РФ.

Перед выборами В. Путина поддержали и Гайнутдин, и Таджуддин, и Исхаков, и Аширов, хотя двое последних неохотно вспоминают об этом, а Таджуддин успел первым из них поздравить В. Путина с победой: 27 марта на ленте ИТАР-ТАСС (в 10 часов 42 минуты) появилось сообщение: "Верховный муфтий России от имени миллионов российских мусульман поздравил Владимира Путина с победой на президентских выборах". Далее шел текст поздравления: "С верой и надеждой отдали свои голоса за Вас, ибо дела больше, чем слова, доказывают Вашу решительность и любовь к Отечеству".

окончание здесь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments