Михаил Тульский, "Политическая аналитика" (tulskiy) wrote,
Михаил Тульский, "Политическая аналитика"
tulskiy

Category:

Мертвые души. Станут ли материалы переписи-2002 материалами уголовного дела?

Мертвые души

СТАНУТ ЛИ МАТЕРИАЛЫ ПЕРЕПИСИ-2002 МАТЕРИАЛАМИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА?

журнал "Вслух о...", октябрь 2003

Текст МИХАИЛ ТУЛЬСКИЙ


«Записав ФИО пенсионерки и ее родных в тоненькую тетрадку, юноша собрался уходить. «И это вся перепись?– удивилась женщина.– А как же остальные вопросы? Я по телевизору видела, не так перепись проводится...» – «Мало ли что по телевизору покажут!– перебил молодой человек.– Если так каждого спрашивать, времени не хватит. Мы все сами узнаем.» – «Вы мне хоть листы-то переписные покажите!» – потребовала хозяйка, не понимая, почему данные записываются в тетрадку, где виднелся поквартирный список жильцов подъезда. Молодой человек открыл чемоданчик и продемонстрировал переписные листы. Все чистые…
Соседка Валентины Сергеевны Лидия Сергеевна вообще отсутствовала в тот день, когда приходил переписчик Пашков, однако позже с удивлением обнаружила,что ее тоже «сосчитали»: год рождения, метраж квартиры, владение иностранными языками – все это записано в переписном листе! Правда, с ошибками: Лидия Сергеевна родилась в Костромской области, а не Вологодской, как записал студент. Да и сведения об ее образовании он взял явно «с потолка». Переписчик Алексей отнесся к своим «неточностям» спокойно: «У меня 200 квартир, и я не помню точно, откуда у меня записаны сведения на эту женщину. Может, соседи сказали... О метраже я сам догадался, потому что по стояку все квартиры одинаковые. Об образовании... Соседи сказали, что она работала неплохо (поэтому Алексей решил, что образование высшее). С местом рождения вот ошибся, но это все можно поправить...»
В самый разгар нашей беседы с работниками участка №10/3 в помещение вошли мужчина и женщина, видимо супруги. «Подскажите, что нам делать,– обратились они..– Мы живем на Воровского, 41, в трехэтажном доме. Приходили переписчики, до второго этажа дошли, а к нам не поднялись – сами в окно видели. Что, уже закончилась перепись, не надо больше сведений о себе?» – «Давайте мы вас здесь перепишем,– предложила инструктор, но тут же спохватилась:– Ой, у нас бланки кончились!»
– так описала ход переписи в родном городе журналист вологодской газеты «Премьер » Ольга Ильинская.

О МУЗЫКАНТАХ И СТРОИТЕЛЯХ
Это было там, «в глуши», но, может, в Москве, центре цивилизации, все было как надо? Во время проведенного по заказу Кремля 19-20 октября 2002 г. Фондом «Общественное мнение» опроса 59% россиян ответили, что переписчик пришел к ним домой. В Москве таковых оказалось лишь 34%. Вообще непереписанными, по данным опроса, остались менее 7% россиян и более 20% москвичей, а за 27% россиян и москвичей ответили на вопросы анкеты переписи их знакомые(!) и родственники. Если учесть, что участвовать в опросах стабильно отказываются 30- 40% москвичей и 10-15% россиян, которые отказались участвовать и в переписи, то получается, что не было переписано более половины москвичей. Опросив знакомых, я пришел к такому же выводу: более половины из них переписаны не были, а значительная часть остальных либо сами пришли на переписной пункт, либо позвонили туда и переписались по телефону (по опросу так поступили 10 и 8% москвичей соответственно).
Спрашивая своих знакомых об их участии в переписи, я неожиданно для себя узнал много интересного. Сотрудник управы «Кузьминки» рассказал, что с 9 октября его и всех остальных работников управы завалили «распечаткой из милиции на плохом струйнике» на временно зарегистрированных в Москве граждан СНГ, причем «обязали вписывать в анкету переписи всех тех, у кого срок регистрации закончился в 1994, 1995, 1996 и т.п. годах. За два дня мы их «переписали». Если человек – гражданин Грузии, писали ему национальность грузин, Азербайджана – значит азербайджанец, если из Дагестана – дагестанец. В распечатке МВД не указано, состоит человек в браке или нет, поэтому мы через одного писали: женат, не женат, женат, не женат. Не успели мы закончить «перепись» данных из милиции, как пришли списки из ЖЭО. Гадали с национальностью, работой и семейным положением: семейное положение «определяли» по сходству фамилий, национальность – приблизительно: Геворкян – армянин, Гонидзе – грузин, а всем остальным писали – русский. Нас даже проконсультировали: если написано «оглы», значит, татарин. (На самом деле наличие «оглы» в отчестве – верный признак азербайджанцев.–М.Т.) В итоге из тех, на кого документы пришли из ЖЭО, у нас «получилось» 99% русских. Я иногда стебался и на фамилии Иванов, Петров, Сидоров писал: еврей, или татарин, или армянин. Место работы писали так: строительный отдел управы записывал всех строителями, социальный – музыкантами и учителями, торговый – продавцами. Больше всего писал социальный отдел, но под конец запрягли всех, писала даже секретарша зам.главы, только секретарша главы управы вроде не писала. Я лично «переписал» 500 человек (за это получил премию 2500 рублей), а всего в управе писали более 10 человек, писали с 10 утра до 20-21 часа, один раз даже до 22 часов. Писали допоздна, потому что не успевали: за день до окончания переписи у нас было «переписано» только 7,5 тысячи человек, а в итоге мы написали 10,5 тысячи. По-честному переписано по нашему району только 1,5 тысячи человек. Еще 1,5 тысячи мы «переписать» не успели: их дописывали уже в префектуре. Так было не только в нашей, но и во всех управах Москвы: в одну из управ ЮВАО пришло указание, чтобы не ставили национальность: вы там фигню пишете, химичите, мы лучше сами ее проставим. И действительно: таких наций, как мордва, чуваши, коми, карелы, у нас не оказалось ни одного человека».
Инструктор переписного участка в Новогирееве поведал, что 15-20 октября счетчики участка были заняты переписыванием в анкеты переписи документации на непереписанных жителей, поступившей из ЖЭК и переписных столов: «В информации из ЖЭК не было указано место получения паспорта (по которому мы определяли гражданство), из большей части данных паспортного стола невозможно было определить семейное положение. Однако, и данные паспортных столов многие переписчики интерпретировали неправильно: так, человеку с отчеством Заур оглы и паспортом, выданным в 2002 г. в Грузии, написали, что он гражданин России и грузин, хотя очевидно, что он гражданин Грузии и азербайджанец. Переписчики вообще с самого начала автоматически писали и в анкеты переписанных (не задавая вопрос о гражданстве), и в анкеты непереписанных: гражданин России, лишь в части анкет, заполненных на основании данных ЖЭК, честно написано, что гражданство не указано.
Среди непереписанных, естественно, не оказалось мордвы, чувашей, марийцев, карелов, коми и других – всех их записали русскими, так как у них русские имена и фамилии. Национальность нерусских записывали по месту рождения, и в массовом порядке появилась такая несуществующая национальность, как дагестанец. В конце пошли данные с рынков и предприятий, в которых место жительства «постоянных жителей» было указано как «рынок», «завод» и т..д.»
. Примечательно, что в методичке Госкомстата для кодировщиков нет кода для дагестанцев (в Дагестане более 50 коренных народов), и кодировщики к этой «национальности» проставили код 998 («национальность не указана»). Кодировщики оказались в основном безграмотными студентами: «Некоторые даже спрашивали, где находится Минск или Ташкент. На национальность «йезид» и йезидский язык поставили код 998, потому что лень было искать в методичке, есть ли там код национальности, о которой никто не слышал».

ЛОЖНЫЙ ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ БУМ
К фальсификации реальных данных подталкивало и изданное Госкомстатом «Руководство для переписчика», в подпункте 11 пункта 2.4.2 которого прямо сказано: «Лица, независимо от их гражданства, прибывшие в РФ на работу или учебу на срок больше 1 года, переписываются как постоянные жители (независимо от того, когда они прибыли, 8 октября 2002 г. или 1,5 года назад)». Такая формулировка фактически вообще не обязывала переписчика спрашивать людей о гражданстве и намерении жить в РФ дальше. А с учетом того, что в Москве выдаваемые переписчикам анкеты для временно живущих иностранцев составляли менее 1% всех выдаваемых анкет, можно сделать вывод, что Госкомстат в Москве просто обязал переписчиков записать иностранцев постоянными жителями и гражданами РФ. Именно поэтому постоянное (прописанное) население Москвы составляло, по данным текущего учета, в начале октября 2002 г.  8530 тысяч человек, а по данным переписи – 10358 тысяч. Именно поэтому по данным переписи оказалось, что на всей территории РФ находятся будто бы только 249,8 тысячи временно проживающих иностранцев. Более чем на 10%результаты переписи 2002 г. отклоняются от данных текущего учета только в 7 субъектах РФ: значительно меньше жителей учтено в Магаданской области и входящей в нее Чукотке – оттуда уехали большинство жителей и часть из них просто не выписались; значительно больше ожидаемых оказались цифры по Москве, Чечне, Ингушетии, Дагестану и Кабардино-Балкарии.
По Чечне госкомстатовские итоги переписи легко проверить: в республике регулярные переписи и учет населения ведет Датский совет по беженцам (ДСБ) при ООН, распределяющий в республике гуманитарную помощь. Наиболее подробную перепись ДСБ провел в июле 2000 г., которая выявила даже национальный состав современной Чечни: из 733 889 жителей оказалось 715 065 чеченцев, 510 ингушей и 9372 русских, в Грозном из 58 481 жителя 56 899 чеченцев, 226 ингушей и 995 русских. Опровергла эта перепись ложь о «демографическом буме у чеченцев» в последние годы: если в 1979 г. средняя чеченская семья состояла из 5,2 человека, то в 2000 г.– из 4,5 человека. К осени 2002 г., по данным ДСБ, о доверии к цифрам которого заявляли и Госкомстат РФ, и ООН, и благотворители из «Исламик релиф», в Чечне жили 674 798 человек, из них в Грозном – 85 636 жителей, кроме того, в Ингушетии находились еще 102 833 чеченских беженца. Определить численность остального населения Ингушетии также несложно: в феврале 1994 г. в РФ прошла микроперепись, согласно которой 99,4% населения Ингушетии составили ингуши и 0,3% русские, при этом в Ингушетии жили 82% российских ингушей. По переписи 1979 г.в РФ жили 166 тысяч ингушей, 1989 г.– 215,1 тысячи (из них в Ингушетии 138,6 тысячи, или 64%), к 1999 г.с учетом данных Госкомстата о рождаемости, смертности и миграции в РФ жили 261,8 тысячи ингушей, к октябрю 2002 г.– до 280 тысяч, из них 70%, или примерно 200 тысяч,– в Ингушетии (значительная часть беженцев-ингушей вернулись в Осетию, немало ингушей переехали в русские области: значительные ингушские диаспоры имеются даже в Иркутске. Таким образом, общая численность населения Чечни и Ингушетии к октябрю 2002 г. составляет около 977 тысяч человек – это означает, что во время переписи в «население» Чечни и Ингушетии записано 600 тысяч мертвых душ – почти 40% «переписанного» населения. Из 223 тысяч «населения» Грозного по переписи 2002 г. мертвые души составляют и вовсе более 60%. «Сначала нам всем было велено выполнить план – 100 мертвых душ с каждого переписчика,– рассказала переписчица Аминат Асхабова из Урус-Мартана «Новой газете» (от 10.04.03).– На одну сельскую улицу приходилось по два переписчика, значит, получается 200 лишних человек с улицы. Потом «разнарядку» поменяли, решив, что, чем больше мертвых душ предъявит переписчик, тем больше будут его премиальные, которые нам обещали сверх официального гонорара».
Житель села Автуры Шалинского района (попросивший не называть его имени из-за опасений за свою жизнь и работу) рассказал автору не менее сенсационные факты о том, как проходила перепись в его родном селе: «В нашем селе до 1991 г. жили 14 тысяч человек, с тех пор многие уехали, часть погибли, поэтому ни у кого не было сомнений в том, что сегодняшнее население села не превышает 10 тысяч. Однако, переписчикам дали команду записать в селе 30 тысяч "жителей".На одной улице, где находится всего 4 дома, в которых живут 4 семьи, переписчики записали 200 домов и 200 семей. Власти рекомендовали 'переписывать" побольше мужчин 20- 30 лет, чтобы были незаметны последствия войны, когда погибли в значительной степени мужчины именно этого возраста».

3 МИЛЛИОНА ЛИШНИХ ЛЮДЕЙ
Можно привести еще очень много примеров, но так или иначе вывод будет один: если говорить о Северном Кавказе, то общее число приписанных к реальному населению мертвых душ составило в Чечне, Дагестане, Ингушетии и Кабардино-Балкарии 1,2 млн. В Москве записано в постоянные жители 1,8 млн. непрописанных в столице иностранцев и россиян (повторно переписанных и по месту прописки). Запредельный цинизм официальных результатов переписи состоит в том, что 3 млн. дополнительного «населения» оказались одновременно и в республиках Северного Кавказа (откуда наблюдается массовый отток жителей), и в Москве (где наибольший приток)– хотя эти регионы должны быть чем-то вроде сообщающихся сосудов: если в одном прибыло, значит, в другом убыло. По данным текущего учета, между переписями 1989 и 2002 гг. прописались в Москве 1,5 млн. жителей других регионов и стран (выписались за то же время около миллиона, значительная часть из них уехали в Израиль, США и Европу) – это каждый шестой нынешний житель столицы. Если же поверить данным переписи, с 1989-го по 2002 г. в Москве должны были прописаться 3,5 млн.новых жителей – это уже каждый третий нынешний житель!
Каждый наш читатель, конечно, сам может проверить по своему дому и домам своих друзей и родственников, какая цифра ближе к реальности, но у нас нет никаких сомнений в том, что 3,5 млн. «новых москвичей» просто некуда было прописать – в минувшие 14 лет в столице не построено такого количества жилья, чтобы поселить вдвое больше людей, чем за предшествующие переписи 1989 г. 14 лет. Напротив, жилья в 1990-е гг. построено меньше, чем в 1980-е. Коммуналок стало значительно меньше. Так что, без явной фальсификации такого заоблачного населения в Москве достичь было просто невозможно.
Общая приписка к реальному населению составила 3 млн.человек – вдвое больше, чем приписка к населению РФ при Сталине в 1939 г.! Реальное постоянное население России составляло в октябре 2002 г. 142,2 млн.человек, что на 1,1 млн. меньше данных текущего учета. О фальсификации реальной численности и состава населения России говорят немало не только московские, но и региональные СМИ, обсуждают между собой это и простые жители, однако власть попрежнему притворяется глухой. Превратятся ли материалы переписи в материалы уголовного дела, зависит от политической воли президента страны, которому по-прежнему доверяют большинство россиян,– теперь и сам президент сможет решить для себя, оправдывает ли он это доверие.

http://www.vslux.ru/article.phtml?id=2258
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments