Михаил Тульский, "Политическая аналитика" (tulskiy) wrote,
Михаил Тульский, "Политическая аналитика"
tulskiy

Социологические службы на выборах-99

Моя статья в издаваемом РАН журнале "Социологические исследования" 12 номер за 2000 год. Как сказал мне замглавного (или ответсек) Владимир Платковский, реально занимавшийся журналом, статья оказалась на голову выше тех, которые писал на ту же тему член-корр РАН Руткевич (хотя тот большой светила - его биография была еще в БСЭ 1970-х). Статью начал писать где-то в феврале 2000 года, а закончил в августе - я реально очень старался и не жалел сил на то, чтобы и вправду вышло нечто очень достойное. Получил за нее гонорар 340 рублей и предложение писать и дальше, но так же стараться за такие деньги я не мог, потому что жить было не на что, а халтурить тоже не хотелось (очень неприятно было бы после невероятных похвал услышать нечто противоположное), поэтому я так больше туда ничего и не написал...

Политическая социология

© 2000 г.

М.О. ТУЛЬСКИЙ

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ СЛУЖБЫ НА ВЫБОРАХ-99

ТУЛЬСКИЙ Михаил Олегович - студент Московского государственного социального университета.

Оценка эффективности деятельности различных социологических центров в период избирательных кампаний поднимает ряд методологических и методических вопросов. Как показывает опыт, сравнение данных опросов, посвященных электоральной проблематике, нередко оказывается некорректным в силу одной банальной проблемы – их несопоставимости. Порой на это не обращается внимания даже в социологических работах. Между тем, здесь есть нюансы, которыми пренебрегать никак нельзя.

Дело в том, что каждый опрос социологической службы может дать по любой партии (блоку, объединению, движению) четыре принципиально разных показателя количества сторонников в зависимости от базы подсчета процентов: 1. Проценты голосующих за партию от числа всех опрошенных; 2. Проценты голосующих за партию от числа опрошенных, определившихся с выбором партии (включая выбравших "против всех"); 3. Проценты голосующих за партию от числа опрошенных, собирающихся голосовать (активного электората), включая неопределившихся; 4. Проценты голосующих за партию от числа собирающихся голосовать и определившихся с выбором. Кроме того, пункты 3 и 4 имеют свои вариации: можно подсчитать проценты от тех, кто отвечает, что точно и скорее всего придет голосовать; можно - только от тех, кто совершенно точно уверен, что придет голосовать; также активный электорат можно определить как совокупность респондентов, голосовавших на прошлых выборах; существует и методика (применяемая, например, ВЦИОМ) определения активного электората как голосовавших на прошлых выборах и собирающихся голосовать на будущих одновременно.

Но если различные вариации пункта 3 более или менее сопоставимы между собой, то сопоставление цифр, подсчитанных от совокупностей 1, 2, 3, 4, является абсолютно ненаучным. И тем не менее оно встречается, причем довольно часто. Например, в начале ноября 1999 г. на сайте в Интернете агентства Росбизнесконсалтинг были опубликованы итоги опросов ФОМ (Фонд "Общественное мнение") и АРПИ (Агентство региональных политических исследований). По данным первого, за КПРФ собирались голосовать 20%, а по данным второго - 33%. Такая огромная разница между данными двух социологических служб может просто дискредитировать социологов в глазах общества. Но на самом деле разница в данных объясняется тем, что итоги опросов ФОМ публикует всегда от числа всех опрошенных, а АРПИ - от числа определившихся и собирающихся голосовать. Будет также небезынтересно узнать, что в реальности по итогам опросов АРПИ и ФОМ доля собирающихся голосовать за КПРФ была почти одинаковой: по данным опроса ФОМ от 6-7 ноября 1999 г. за КПРФ собирались голосовать 20,1% всех опрошенных, 26,7% участвовавших в выборах 3.07.1996 г. (активный электорат), 32,4% голосовавших 3.07.1996 г. и определившихся с выбором. То есть при сравнении сопоставимых данных опросов разных социологических служб расхождения получаются незначительные. Приведенный пример не является единичным [1].

Кроме указанных ошибок при сравнении социологических данных в СМИ допускаются и другие: часто сравнивают итоги опросов двух служб, проведенных в разное время (не только на разных неделях, но даже в разные месяцы), — это не допустимо, особенно если речь идет об опросах в период активной избирательной кампании. Очевидна и несопоставимость итогов опросов, репрезентативных для РФ в целом (включая село), и опросов жителей крупных городов. Иногда встречаются сравнения ответов на открытый и закрытый вопрос (АРПИ, например, публиковало в январе-сентябре 1999 г. итоги опросов по голосованию на думских выборах в ответах на открытый вопрос). На мой взгляд, если целью является моделирование ситуации выборов, то задавать открытый вопрос о голосовании за партии вообще нет смысла (ведь на выборах избирателю приходится отвечать на закрытый вопрос, выбирая из списка партий).

Казалось бы, очевидно, что результаты опросов отражают голосование на выборах, следовательно, должны быть сопоставимы с итогами выборов. Но это не совсем так. Проблема заключается в том, что немалая часть (10-20%) даже тех избирателей, которые совершенно точно решили голосовать еще за день-два до выборов, не могут определиться, за какую партию голосовать. И колеблются они отнюдь не всегда в выборе между близкими партиями. В 1996 г. в РФ были избиратели, которые всерьез колебались, голосовать ли за Зюганова или за Ельцина. Хотя для политизированных граждан такие колебания представляются невозможными, но для 5-10% российских избирателей такие колебания стали, судя по всему, уже традицией. Важно при этом учесть, что практически ни на одних выборах в РФ голоса неопределившихся не распределяются между партиями пропорционально голосам определившихся. Напротив, неопределившиеся, как правило, преподносят социологам сенсации, подобные взлету Жириновского в 1993 г., КПРФ в 1995 г., Лебедя в 1996 г., "Медведя" в 1999 г., Зюганова в 2000 г.

Приведем конкретный пример распределения голосов неопределившихся на выборах в Госдуму в 1999 г. (табл. 1 и табл. 2).

Итак, мы видим (из табл. 1), что реально голосуют ровно столько избирателей, сколько перед выборами совершенно уверены в том, что придут голосовать, а те, кто "скорее всего придут голосовать" практически в полном составе не приходят голосовать. Видно также, что 18-19 декабря (скорее всего, непосредственно на избирательном участке) определились с выбором 11% пришедших голосовать, из них 3% определились в пользу "Медведя", 2% - ОВР, 2% - "Блока Жириновского", 1% - против всех, 3% — мелких блоков (судя по тому, какие блоки получили на выборах больше голосов, чем по опросам, это "Коммунисты, трудящиеся - за Советский Союз", Российская партия защиты женщин, "Сталинский блок - за СССР", "Мир. Труд. Май", КРО и движение Ю. Болдырева). Что касается роста рейтинга "Блока Жириновского" с 17 по 19 декабря с 4% до 6%, то здесь сыграли роль не столько неопределившиеся, сколько сторонники Путина, которые в последний день агитации (17 декабря) увидели в новостях по всем каналам встречу Жириновского с Путиным и фактическую поддержку Путиным наряду с "Медведем" и СПС также и "Блока Жириновского". В электорате "Медведя" была наибольшая доля тех, кто считал для себя возможным проголосовать за "Блок Жириновского" [5], поэтому скорее всего из 2% прибавки блок лидера ЛДПР 1% получил от электората "Медведя" и 1% из числа неопределившихся. А "Медведь" получил из 11% неопределившихся не 3%, а даже 4% прибавки. Таким образом, "Медведь" получил явно наибольшую по сравнению с другими блоками прибавку от числа неопределившихся.

Если же сравнить изменение доли голосующих за основные блоки 11-12 декабря и 19 декабря (табл. 1 и табл. 2), тогда получается, что по данным всех социологических служб (ФОМ, АРПИ, ЦИПКР), которыми я располагаю, половина голосов неопределившихся (6% из 11% по ФОМ, 7,7% из 16,5% по АРПИ, 6% из 12% по ЦИПКР) отошли к "Медведю", от 1/10 (ФОМ) до 1/3 (АРПИ и ЦИПКР) таких голосов получил СПС, небольшую прибавку - "Блок Жириновского", ФОМ и ЦИПКР выявили также прибавку от числа неопределившихся к ОВР, по данным АРПИ, напротив, доля голосов за ОВР осталась неизменной.

Примечателен тот факт, что доля сторонников КПРФ и особенно "Яблока" всю последнюю предвыборную неделю была стабильной (по данным АРПИ, КПРФ также получила некоторое количество голосов неопределившихся, но это не подтверждается опросами ФОМ и ЦИПКР), и оба этих блока не получили почти никакой прибавки от числа тех, кто определился на избирательном участке или за 1-2 дня перед выборами ("Яблоко", по данным всех социологических служб, не получило ни одного голоса от числа неопределившихся). Это объясняется тем, что оба блока имеют довольно "ядерный" электорат, то есть большинство их сторонников (по данным ЦИПКР, 79% сторонников КПРФ и 53% — "Яблока" [4]) заявляют при опросе, что "всегда поддерживали этот блок". Оба эти блока вели кампанию пассивно, "не ввязываясь в схватку": КПРФ не смогла привлечь на свою сторону избирателей, голосующих "назло власти", так как ни со стороны КПРФ в адрес власти, ни со стороны власти в адрес КПРФ не звучало никаких громких обвинений; "Яблоко" своей телерекламой («"Яблоко" за достойную жизнь») пыталось привлечь прокоммунистический электорат, который, как показывают выборы всех уровней, не склонен поддерживать "яблочников". Сыграл плохую службу "Яблоку" и план Явлинского по мирному урегулированию в Чечне.

Впрочем, то, что КПРФ не получила дополнительных голосов от неопределившихся избирателей в декабре 1999 г., вовсе не означает неспособности КПРФ получать их голоса в принципе: в марте 2000 г., наоборот, Зюганов получил самую значительную прибавку среди всех кандидатов в президенты именно от числа неопределившихся.

Неопределившиеся - особая категория избирателей, голосование которых на выборах невозможно предсказать на основе их прошлого голосования или отношения к основным блокам на предстоящих выборах; предсказать их выбор можно только опираясь на социально-психологические факторы (они присоединяются к тем, кто активно ведет кампанию и находится на "острие" предвыборной борьбы, почти всегда - к тем политическим силам, число сторонников которых быстро растет и почти никогда – к тем блокам, доля сторонников которых падает). Именно неопределившиеся и делают итоги опросов не совсем сопоставимыми с итогами выборов.

Другая проблема, мешающая беспрепятственно сравнивать итоги выборов с итогами опросов, - несоответствие в некоторых субъектах РФ (в первую очередь северокавказских и поволжских республиках) реальных и официальных итогов голосования. Впервые это стало очевидно, когда в 1996 г. в 9 республиках РФ Зюганов чудесным образом во 2-м туре президентских выборов получил меньше голосов, чем в 1 туре. Однако эта тема требует отдельного разговора.

Для сравнения итогов опросов социологических служб между собой и с итогами выборов необходимо привести их в сопоставимый вид. Наилучший способ такого приведения к сопоставимому виду - это подсчитать итоги опросов всех социологических служб от числа собирающихся голосовать и одновременно определившихся с выбором респондентов на одну и ту же дату опроса (наиболее близкую к моменту выборов). Это сделать не так легко, так как каждая социологическая служба традиционно публикует итоги своих опросов от различных совокупностей респондентов.

1. Фонд "Общественное мнение" (ФОМ, гендиректор - А.А. Ослон) традиционно публикует итоги своих опросов от числа всех опрошенных, по итогам опроса 11-12 декабря опубликованы также цифры по ответам на вопрос о намерениях прийти 19 декабря на избирательный участок: точно и скорее всего придут голосовать 82,5%, в том числе, неопределившиеся - 72%, определившиеся - 91% (сторонники КПРФ - 93%, "Медведя" - 89%, ОВР - 94%, СПС - 90%, "Яблока" -91%, "Блока Жириновского" - 89%) [3; 6]. Исключая из полученной совокупности собирающихся голосовать респондентов 16,1% неопределившихся, мы получаем цифры, приведенные в таблице 3.

2. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ, рук. Ю.А. Левада) обычно публикует итоги своих опросов от числа собирающихся голосовать, именно в таком виде они представлены в Интернет (для пересчета мной из совокупности собирающихся голосовать исключены 12,7% неопределившихся) [6], но по пяти блокам в процентах от интересующей нас совокупности (собирающихся голосовать и определившихся с выбором) точные цифры опубликованы в журнале ВЦИОМ [7].

3. Агентство региональных политических исследований (АРПИ – "филиал" Национального института социально-психологических исследований (НИСПИ), рук. А.В. Милехин) публикует итоги своих опросов от числа собирающихся голосовать и определившихся, поэтому их опубликованные данные [3; 6; 8; 9] никак преобразовывать не пришлось; зам. гендиректора АРПИ Федоров И.Г. и руководитель отделения по региональным исследованиям АРПИ Гурьева Л.В. любезно помогли в нахождении недостающих итогов опросов АРПИ.

4. Центр исследования политической культуры России (ЦИПКР, рук. СИ. Васильцов) публикует итоги своих опросов одновременно от числа всех опрошенных и от числа собирающихся голосовать [8, 10], но в их публикациях отсутствует доля собирающихся голосовать против всех и не определившихся. Для выяснения этих цифр я обратился к руководителям ЦИПКР С. И. Васильцову и С. П. Обухову (неопределившихся в числе собиравшихся голосовать - 12%, они исключены из совокупности, от которой даны проценты в таблице 3).

5. "Российское общественное мнение и исследование рынка" (РОМИР, гендиректор - Е. Башкирова) публикует итоги своих опросов от числа всех опрошенных, либо от числа всех опрошенных за исключением 12% не собирающихся голосовать [11] - хотя эти данные не совсем сопоставимы с цифрами остальных социологических служб (данных от числа определившихся и собирающихся голосовать, а не от числа всех определившихся - как у нас в столбце таблицы, где указаны данные РОМИРа), но если РОМИР считает активным электоратом всех определившихся, то мы не вправе ему в этом отказать. Тем более, что у РОМИРа доля той совокупности, процент от которой мы даем в таблице, во всей совокупности опрошенных составляет 69,8%, у ФОМ - 69,2%, ЦИПКР - 65%, ВЦИОМ - около 65%, АРПИ - 68,6% - то есть доля неактивного электората, который исключен из анализа (исключен из совокупности опрошенных, в процентах от которой даны цифры в таблице 3), у всех социологических служб примерно одинаковая и это еще раз подтверждает сопоставимость их цифр между собой и с итогами выборов.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments